Романсеро. Граф Фернан Гонсалес.

       
Перевод М.Кудинова
Библиотека Всемирной Литературы.
   

Победа над Абдерраменом


В Кордове жил Абдеррамен,
Жил богато и беспечно,
И считал, что христиане
Будут данниками вечно.
Каждый год им надлежало
Отдавать, не прекословя,
Сто и восемьдесят лучших
Девушек из всех сословий.
Раздавал их Абдеррамен
Маврам, что ему подвластны.
Но однажды он услышал:
"Ожидаешь ты напрасно
Дань, которую взимают
С христиан. Дурные вести
К нам дошли: король Рамиро
С королем Гарсией вместе
Перебили наших мавров,
Дань платить им отказались.
Их последовал примеру
Граф Кастилии Гонсалес".
Абдеррамен в сильном гневе
Созывает пеших, конных,
Собирает войско мавров,
До зубов вооруженных.
Во главе свирепых полчищ
Он в Кастилию ворвался
И, творя в ней беззаконья,
Над народом издевался:
Если видел, что от веры
Не хотят отречься люди,
То мужчин казнил немедля,
Вырезал у женщин груди.
И услышал дон Рамиро,
Что творится дело злое.
Был отважным королем он,
Стал войска готовить к бою.
Об огромной силе мавров
Не имел он представленья,
Но когда на холм поднялся,
То увидел в изумленье,
Что конца и края нету
Этим полчищам безбожным
И что, сколько ни старайся,
Сосчитать их невозможно.
Испугался дон Рамиро,
И в Симанкас отступил он,
Там с поспешностью великой
Два посланья сочинил он.
И король Гарсия вскоре
Получил его посланье,
Получил и граф Гонсалес
И узнал, что христиане
Терпят муки и невзгоды,
Что пылают мавры злобой.
Прочитав посланья эти,
В путь они пустились оба.
Но, прибыв на место встречи,
Пали духом в миг единый:
Приходилось двести мавров
На бойца-христианина.
Увидав, что мавры близко
И страшась их силы грозной,
Так сказал король Рамиро:
"Совещаться нам уж поздно.
Я по совести скажу вам
Тут советы не помогут,
И одно мне остается -
Возносить молитвы к богу.
Остается уповать мне
Не на силу и отвагу,
А на святость и величье
Преподобного Сант-Яго.
Ибо в истинную веру
Обращал моих людей он
И покоится в том месте,
Коим я теперь владею.
На моей земле Сант-Яго
Чудеса творил когда-то,
И его я объявляю
Королем, чье имя свято:
Отдаю ему богатства
И людей моих, а также
Жизнь и честь мою, в надежде,
Что он помощь мне окажет".
И сказал Фернан Гонсалес,
И сказал король Гарсия:
"Есть другой святой, и тоже
У него большая сила.
В нашу землю он положен,
Сан-Мильян зовут святого,
Под его защиту встанем,
Чтоб спастись от мавра злого".
Ночь прошла, и утром вышли
Короли и граф на битву.
Перед тем как дать сраженье,
Вознесли они молитву.
У святых они просили
Быть щитом их и опорой
И давали им обеты,
Устремляя к небу взоры;
Опустившись на колени,
К небу руки воздевали.
Видя поднятые руки,
Мавры радоваться стали.
"Христиане нам сдаются",-
Так неверные решили.
Но вскочили христиане,
В бой отважно поспешили,
И тогда два кабальеро
В гущу врезались сраженья,
Красота коней их белых
Вызывала удивленье.
Вместе с войском христианским
Два отважных кабальеро
Гнали мавров и разили
Их направо и налево.
И от них бежали мавры,
Обезумев от испуга,
И толкали и топтали
Мавры яростно друг друга.
А потом сказали мавры,
Что не двое было конных,
А на каждого из мавров,
Оглушенных, ослепленных,
Приходилось десять сотен
Беспощадных кабальеро,
Десять сотен кабальеро
На конях скакали белых.
А за ними христиане
Устремились в битву храбро;
От Симанкаса и до Асы
Шло преследованье мавров.
Христиане победили
Войско мавров, и в придачу
Победителями лагерь
Мавританский был захвачен.
И воздали благодарность
Христиане после битвы
Двум святым, что услыхали
Их обеты и молитвы.
Поклонялись христиане
Их останкам, как святыне,
С благодарностью великой
Вспоминают их поныне.

 

Фернан Гонсалес убивает в сражении короля Наварры


Был отважный граф Гонсалес
С королем Наварры в ссоре.
Получил король Наварры
От него посланье вскоре.
И сказал посланец графа
Королю: "К тебе явился
Я затем, чтоб за убытки
С графом честно расплатился
Ты, дон Санчо, коль не хочешь
Запятнать себя навеки.
Дважды в год ты совершаешь
На Кастилию набеги,
И для этой цели с мавром,
Нечестивым и безбожным,
Ты в союз вступил. Такое
Зло терпеть нам невозможно.
Если хочешь ты, дон Санчо,
Чтобы было все как надо,
Зло исправь, и дружба графа
Будет для тебя наградой,
А не хочешь этой дружбы,
Вызов граф тебе бросает..."
Выслушав его, дон Санчо
Так посланцу отвечает:
"Если граф шутить надумал,
То плохая это шутка,
Если ж говорит серьезно,
То совсем лишен рассудка.
Или, может, граф Гонсалес
Позабыл о том, что мавры,
Побежденные им в битве,
Не чета бойцам Наварры?
Я пойду войной на графа,
Накажу его примерно,
Чтоб вернуть ему рассудок,
Отучить от шуток скверных".
Так сказал король посланцу,
И, уйдя с таким ответом,
Тот его поведал графу,
Ничего не скрыв при этом.
Рассердился граф Гонсалес,
И взыграл в нем дух геройский.
Граф людей собрал немедля
И к Наварре двинул войско.
И тогда король дон Санчо
Поспешил ему навстречу;
Вскоре встретились два войска
И сошлись в кровавой сече.
Гибли люди в жаркой битве,
На земле тела валялись,
И, увидев дона Санчо,
Громко крикнул граф Гонсалес:
"Подойди ко мне, дон Санчо,
Поединком кончим дело!"
Те слова король услышал,
К графу ринулся он смело.
Копья в ход они пустили,
И король на поле брани
Мертвым пал, а граф Гонсалес
Королем был тяжко ранен.
Видя графа распростертым,
Сражены кастильцы горем,
Все они любили графа,
Среди них он был героем.
Гнев в их сердце разгорелся,
Бросились они в сраженье,
Стали убивать наваррцев
В превеликом исступленье.
Подобрали тело графа,
Мертвецом его считая,
На лице у их сеньора
Кровь была и пыль густая.
И лицо ему омыли,
На коня взвалили тело,
Вдруг очнулся граф; отвагой
Сердце графское горело.
Он воскликнул: "Кабальеро,
Среди нас нет робких сердцем,
И должна еще сильнее
Ваша доблесть разгореться!
Знайте: мертв король дон Санчо,
Он сражен моей рукою".
И отважные кастильцы,
Слово услыхав такое,
На растерянных наваррцев
С новой силой устремились,
Те бежали с поля боя
И в Наварру возвратились.
Найден был король убитый,
И, забыв о розни старой,
Граф велел с большим почетом
Отвезти его в Наварру.

 

Освобождение графа Фернана Гонсалеса из тюрьмы


Был в тюрьме Фернан Гонсалес
От Кастилии далеко,
Приказал король Наварры
Обращаться с ним жестоко.
Путь держал через Наварру
Граф нормандский и услышал,
Что кастилец знаменитый
Чахнет под тюремной крышей.
Он поехал в Кастровьехо,
Где Гонсалес находился,
И, его желая видеть,
На подарки не скупился.
Был подаркам рад тюремщик,
Пропустил в тюрьму нормандца,
Долго графы говорили,
Не хотели расставаться.
Из тюрьмы уйдя, нормандец
Время не терял напрасно:
Повстречался он с инфантой,
Что была лицом прекрасна
И была девицей скромной,
Рассудительной и милой.
И когда с ней повстречался,
Так нормандец говорил ей:
"Да прощен я буду богом
И прощен святой Марией:
Из-за вас в тюрьме погибнет
Тот, кому нет равных в мире.
Из-за вас беда случилась,
И Кастилия страдает:
На нее напали мавры,
Разузнав, что погибает
Тот, кто был ее защитой,
А теперь сидит в темнице
И за то, что вас любил он,
Должен жизнью поплатиться.
Чем, инфанта, отплатили
Вы тому, кто был вам верен?
Если графа не спасете,
Будет ваш покой потерян,
А спасете - суждено вам
Стать кастильской королевой..."
Вот такую пред инфантой
Речь держал нормандец смелый.
И, узнав, что граф Гонсалес
Пожелал на ней жениться,
Собралась к нему инфанта
И вошла к нему в темницу.
Говорит: "Сеньор, не бойтесь!
Я темницу вам открою..."
И побег их был удачным.
И они ночной порою,
Не замеченные стражей,
Шли, покинув город спящий.
Вот и лес. Протопресвитер
Из лесной выходит чащи.
Был священник на охоте,
Брел по лесу наудачу,
Увидав инфанту с графом,
Говорить он с ними начал,
Королю грозил их выдать,
Если здесь, на этом месте,
Не поступится инфанта
Для него девичьей честью.
Граф скорее согласился б
Смерть принять, чем слышать это,
Или вновь в тюрьме томиться,
Божьего не видя света.
Говорит ему инфанта:
"Ради вашего спасенья
Я, сеньор, пошла бы смело
На любое униженье".
И тогда протопресвитер
Стал грозить инфанте снова,
А у графа нет оружья,
На ногах его - оковы.
И схватил прелат инфанту,
Обнимать ее он начал,
Но испуганная дева
От него бежала с плачем.
По лесу она бежала
И о помощи молила.
Граф, хотя и был в оковах,
К ней спешит, собрав все силы.
У насильника он вырвал
Нож его и полной мерой
Рассчитался со злодеем,
Наказав его примерно.
И затем с инфантой вместе
Снова в путь. И в час заката
Увидали мост подъемный.
Мчалась к мосту кавалькада,
Испугались граф с инфантой,
Видя, как несутся кони,
И решили, что за ними
Сам король послал погоню.
В страхе бросилась инфанта
К лесу, чтоб найти укрытье.
Но, вглядевшись в тех, кто мчался,
Граф ей крикнул: "Выходите!
Выходите, донья Санча,
Зла от всадников не будет,
Флаг Кастилии над ними,
И мои все эти люди".
Вышла из лесу инфанта,
Не страшна ей кавалькада,
И увидеть их обоих
Люди графа были рады.
Руки им они целуют,
Сесть на лошадей их просят
И живых и невредимых
Их в Кастилию привозят.

 

Ссора между графом Фернаном Гонсалесом и королем Леона


Рать леонцев, рать кастильцев
Понеслись во весь опор.
Между королем и графом
Пограничный вышел спор.
Гордый граф Фернан Гонсалес
Оскорбляет короля.
Тот в ответ: "Молчи, предатель,
Здесь кругом моя земля!"
Сброшены плащи на землю,-
Шпаги пусть решат, кто прав!
Не желают перемирья
Ни король, ни гордый граф.
Все придворные бессильны,
Только два отца святых
На пятнадцать дней, не больше,
Нет, не больше, - мирят их.
Граф не спит - король не дремлет.
Оба бдительны врага.
Оба войска выезжают
На Каррьонские луга.
Граф покинул город Бургос,
А король - родной Леон.
У реки Каррьон, у брода,
С двух сошлись они сторон.
Говорит король дон Санчо;
"Перейдет ли войско брод?
Королевское - сумеет,
Графское - не перейдет!"
Говорит, а сам на муле
Не спешит к речной волне.
Граф помчался и надменно
Въехал в реку на коне,
Короля обрызгал всадник
И водою и песком.
Закричал король: "Вы дерзкий
Рыцарь в платье щегольском!
Если бы не перемирье,
Обезглавил бы я вас,
Если бы не два монаха,
Окровавил бы сейчас
Вашей кровью переправу!"
Дерзкий граф сказал в ответ;
"Что за вздор, король мой добрый,
В вашей речи смысла нет!
Вы - верхом на толстом муле,
Я - на тонком скакуне,
Вы - в атласном одеянье,
Латы в трещинах на мне.
Вы в руке зажали скипетр,
Я - железное копье,
Ятаган ваш блещет златом,
Меч - оружие мое,
Вы - в перчатках надушенных,
Налокотники на мне.
Вы - в камзоле, в пышной шляпе,
Я же в шлеме и в броне.
У меня коней три сотни,
Сотня мулов есть у вас..."
Два монаха-миротворца
Появились в этот час:
"Стойте, стойте, кабальеро!
Что вы ссоритесь опять?
Иль условья перемирья
Не хотите соблюдать?"
Отвечал король: "Я строго
Выполняю уговор".
Граф сказал: "Стоял я в поле
И вступать не думал в спор".
Через брод король дон Санчо
Не желает перейти
И обратно в злобном гневе
Возвращается с пути.
Клятву дал король дон Санчо,
Ощущая страх и стыд,
Что Кастилию разрушит
И что графа умертвит.
Грандам он велит явиться,
На кортесы их созвав.
Собрались в столице гранды,
Не пришел один лишь граф.
К графу шлет король посланца.
Объявляет верховой:
"Граф, явитесь на кортесы,
Чтобы долг исполнить свой".

 

Король Леона требует у Фернана Гонсалеса, чтобы он присутствовал на собрании кортесов


"Добрый граф Фернан Гонсалес,
Вас король зовет в Леон,
На собрание кортесов
Вам велел явиться он.
Если будете в Леоне,
Наградит он щедро вас,
Даст он вам Паленсуэлу
И Паленсию вам даст,
Наградит вас городами,
К землям вашим Каррион
Присоединит, а также
Даст вам замок Мормохон.
Коль откажетесь вы ехать,
Вас изменником сочтет
Мой король". Тогда посланцу
Граф такой ответ дает:
"Королем своим ты послан,
На тебя я не сержусь.
Что до короля Леона,
То его я не боюсь.
У меня земель немало,
Замки есть и города:
Часть из них завоевал я,
Часть отец мне даровал.
И в наследственных владеньях
Никого я не теснил,
А на землях, взятых с бою,
Землепашцев поселил.
Если вол один в хозяйстве,
То второго я даю,
Если свадьба, то богато
Новобрачных одарю.
За меня молиться богу
Каждый подданный мой рад.
А за короля молитву
Люди что-то не творят.
Он не заслужил молитвы
И любви не заслужил.
Требует король налоги,
Я ж налоги отменил".

 

Граф Фернан Гонсалес получает свободу благодаря своей супруге


Был в тюрьме Фернан Гонсалес,
Потому что непреклонно
Порешил он, что не будет
Больше дань платить Леону.
Приказал король дон Санчо
Посадить его в темницу,
Тщетно за него пыталась
Знать Леона заступиться.
Тщетно и монах Пелайо
Умолял дать графу волю;
Гнал их прочь король Леона,
Был дон Санчо недоволен.
Зная это все, графиня
Действовать решила смело
И, собравшись в путь далекий,
Мула оседлать велела,
Две дуэньи были с нею,
Два оруженосца также,
Триста преданных идальго
Охраняли их, и каждый
Был вооружен отлично
И коня имел лихого,
И у каждого идальго
Нерушимо было слово:
Дали клятву все, что примут
Смерть, лишенья и невзгоды,
Но не возвратятся в Бургос,
Графу не вернув свободы.
В путь пустились. И в дороге
От жилья вдали держались;
И когда узрели город,
Где томился граф Гонсалес,
То в лесу велит графиня
Спрятать лошадь; и остаться
Должен был оруженосец
В том лесу и дожидаться
Графа и затем с ним вместе
Ехать тропами глухими.
Так распорядившись, в город
Направляется графиня.
С нею вместе две дуэньи
Во дворец вошли. Все речи
Смолкли вмиг. Взглянул дон Санчо
И поднялся ей навстречу.
"Едете куда, графиня?"
"Я в Сантьяго, мой сеньор,
Чтоб облобызать вам руку,
Посетила я ваш двор.
Умоляю вас, позвольте
Видеть графа мне в тюрьме".
Говорит король: "Согласен.
Тут беды не будет мне.
Отведите же сеньору
В башню ту, где заперт граф".
Привели графиню к мужу,
С узника оковы сняв.
И тогда она сказала,
Устремив на графа взор:
"Времени у нас немного,
Встаньте поскорей, сеньор.
Вы мое возьмите платье
И возьмите мой платок
И с дуэньями моими
Уходите, путь далек.
В лес дуэньи приведут вас,
Там найдете вы коня
И людей своих найдете,
А в тюрьме останусь я".
Видит граф: совет разумен, -
И решил его принять он,
Ни минуты граф не мешкал,
Женское надел он платье.
Стражу кликнули дуэньи.
Не замедлили явиться
Стражники. И вот открылись
Двери крепкие темницы,
Вышел граф и две дуэньи,
А на них не смотрят даже,-
Говорит одна дуэнья
Их сопровождавшей страже:
"В путь далекий отправляться
Надо нам без промедленья".
Отпустили их. У стражи
Не проснулось подозренье.
И, направив путь свой к лесу,
Что графиней был указан,
Видит граф оруженосца,
На коня садится сразу.
Солнце клонится к закату,
День прошел, сгустились тени,
К башне, где была графиня,
Направляются дуэньи,
У ворот их видя снова,
Очень стража удивилась:
"Что забыли вы, сеньоры?
Или с вами что случилось?"
Отвечают им дуэньи:
"Всякое могло случиться,
Но увидите вы сами,
Что забыли мы в темнице".
Тут все ясно стало страже,
А графиня, видя снова
Двух дуэний, так сказала;
"Я ответ держать готова.
К королю теперь идите,
Я в его распоряженье,
Потому что на свободу
Вышел граф из заключенья".
Удивлен король был очень,
Услыхав, как было дело,
Восхищался он графиней
За ее поступок смелый.
Он велел ей дать свободу,
От души ее поздравил,
И в сопровожденье свиты
К графу он ее отправил.
Граф когда жену увидел,
То возрадовался очень,
Королю велит сказать он:
"Милостив король... Но прочен
Будет мир, коль сам дон Санчо
Дань заплатит. Невысокой
Будет плата: конь горячий
И к нему в придачу сокол.
Если ж дани не заплатит,
То ее на поле брани
Граф добудет..." И, услышав
О такой почетной дани,
Приказал король дон Санчо
Выплатить ее скорее,
И еще дары в придачу
Приказал послать он с нею.
Понял он: Фернан Гонсалес
Дань платить ему не станет.
Так Кастилию навеки
Граф освободил от дани.

                        

Хостинг от uCoz