Христианские мученики Кордовы (851 - 931).

В IX веке столицу Кордовского эмирата будоражили события, связанные с многочисленными казнями мосарабов, мужественно принимавших смерть за христианскую веру. Кто были эти мученики, которые причинили так много беспокойства эмирам? Отсутствие источников делает ответы на эти вопросы затруднительными. Единственный мученик,  оставивший отчет, был Эулогио (Евлогий) и, как будет видно в дальнейшем, смерть за веру принимали по разным причинам. Конечно, целиком полагаться на правдивость этих жизнеописаний нельзя. Характеристики многих героев раздуты просто до эпических размеров. Но, по крайней мере, Эулогио можно доверять в идентификации мучеников и описании обстоятельств, приведших к их гибели.

Исаак был первым и вероятно наиболее знатным из казненных за веру христиан. Благородное происхождение и образование, полученное на арабском языке способствовали его продвижению в местных органах власти и занятию им одной из самых высоких должностей, к которой мог стремиться немусульманин – секретарь местного самоуправления (кутыб ад-даймам). Позже он оставил этот пост и удалился в монастырь Табанос, расположенный в горах к северу от Кордовы.

Исаак оставался в Табаносе в течение трех лет, а затем отправился в Кордову. Там он явился к кади, который управлял округом, где Исаак раньше проживал и поинтересовался у мусульманского судьи некоторыми вопросами из жизни пророка Мухаммеда. Как только кади начал отвечать, как Исаак резко оборвал его и стал утверждать, что пророк томится в аду за то, что ввел в заблуждение арабов.

Кади был ошеломлен. Его первым желанием было убить дерзкого христианина на месте, но помощники напомнили ему, что исламское законодательство защищает обвиняемого от физического воздействия до вынесения приговора. Возникло предположение, что Исаак пьян или безумен, но храбрый христианин заявил, что "рвение справедливости" заставило его высказываться против ислама и, что он готов умереть за это.

Исаак был арестован. О происшествии сообщили эмиру Абдеррахману II, и по приговору кади монаха Исаака 3 июня 851 г. обезглавили, и труп повесили вверх ногами на противоположном берегу реки. Затем его тело сожгли и пепел бросили в Гвадалквивир.

Важно отметить, что кади перед вынесением приговора спрашивал разрешение у эмира. Но важно понять, что ни преступление, ни само наказание не были новыми. За пятнадцать месяцев до этого власти осудили священника Перфекта за богохульство.

Перфект, который служил в базилике Сан-Акискиус за городскими стенами, однажды был остановлен по пути на рынок группой мусульман. Они попросили, чтобы священник объяснил им суть католического учения и поделился с ними своим мнением о Христе и Мухаммеде. Перфект пытался уклониться от диспута, но мусульмане поклялись не причинить ему вреда. Спор проходил на арабском языке, и священник заявил, что Мухаммед лжепророк, появление которого было предсказано Христом, и, что мусульманский пророк преступил моральные нормы, совратив жену своего родственника.

Хотя мусульмане и были возмущены выпадами Перфекта, но, соблюдая обещание, позволили священнику идти своей дорогой. А несколько дней спустя Перфект столкнулся с частью той же самой группы арабов, которая больше не чувствовала себя связанной обязательствами. Схватив христианина, они привели его к судье и свидетельствовали, что Перфект унизил пророка. Поскольку шел месяц рамадан, Перфекту пришлось томиться в тюрьме в ожидании приговора. Свою вину он отрицал. Только, поняв, что его судьба решена, Перфект повторил свои заявления против ислама. 18 апреля 850 г., мужественный священник был обезглавлен перед радостной толпой мусульман.

Таким образом, действия Исаака были необычны тем, что они были преднамеренными и провокационными, полными осознания смертельной опасности. Это преднамеренное неповиновение встревожило арабские власти, побудив их принять решительные меры для предупреждения возможных аналогичных выпадов в будущем.

Указ Абдеррахмана II, угрожавший любым богохульникам смертной казнью, не стал средством устрашения христиан, потрясенных героической смертью Исаака. Всего лишь через два дня после смерти монаха молодой христианский солдат по имени Санктий был обезглавлен за то же самое преступление. Родившийся в Южной Франции, Санктий был захвачен в плен еще мальчиком мусульманскими пиратами и попал в дворцовую гвардию, учрежденную еще аль-Хакамом в 818 г. Неизвестно, что послужило причиной мученичества Санктия, и вдохновила ли его гибель Исаака.

Более явна связь между Исааком и шестью христианами, которые погибли в течение двух суток. Петр, священник из Эсихи, города в тридцати милях к юго-западу от Кордовы и каноник Валабонсас из Эльче на юго-восточном побережье Испании прибыли в Кордову, чтобы учиться. Во время казней Исаака и Санктия они находились в монастыре Девы Марии на запад от Кордовы у деревни Хутклара. Туда же прибыли Сабиниан из Фронианас, маленькой деревушки в горах в двенадцати милях к северо-западу от города, и Вистреманд, другой уроженец Эсихи, каноник монастыря Сан-Сойлас, приблизительно в тридцати милях к северу от Кордобы. Позже к этим четверым присоединились Хабент, уроженец Кордовы, каноник монастыря Сан-Кристофер, находящегося вниз по течению от Кордовы, и Иеремия, родственник Исаака. Все шестеро явились в Кордове к кади и заявили: "Мы говорим, кади, что наши святые братья Исаак и Санктий были правы. Теперь вы можете проявить жестокость и отмстить за вашего пророка. Мы верим в Христа, который является нашим Богом". Таким образом, менее чем за неделю за веру в Кордове  были казнены восемь христиан.

Месяц спустя еще три христианина встали на путь мученичества. Монах Сисенанд из Бедхи прибыл в Кордову для изучения Евангелия. Вдохновленный примером Петра и Валабонсаса, а также видением, в котором эти два мученика подозвали его, чтобы присоединиться к ним, он умер 16 июля. Примеру Сисенанда через четыре дня последовал каноник Полас из церкви Сан-Сойлас. Еще через неделю к списку мучеников присоединился монах Теодемир из Кармоны.

После смерти Теодемира 25 июля 851 года прошло три месяца, и следующими жертвами стали Флора и Мария, первые из девяти женщин, имена которых значатся в списке мучеников Эулогио. Отец Марии, христианский землевладелец, женился на мусульманке, которая впоследствии обратилась в христианство. Обращение в другую веру для мусульманина – преступление, караемое смертью, поэтому супруги оставили Эльче и вместе с двумя детьми перебрались в деревню Фронианас. Мать Марии умерла, и ее отец решил принять постриг. Сына Валабонсаса он определил в местный монастырь Святого Феликса, а дочь в женский монастырь в Хуткларе. Брат и сестра после встретились, когда брат Валабонсас был поставлен одним из смотрителей женского монастыря.

Смерть брата в июне 851 г. оказала глубокое воздействие на Марию. К тому же ее аббатиса, Артемия, потеряла двоих своих сыновей, казненных за веру за тридцать лет до этого (обстоятельства смерти сыновей Артемии неизвестны, но, учитывая, что их отец был мусульманином, можно предположить причиной казни отступничество). Эти события, без сомнения, внесли свой вклад в решение Марии последовать за своим братом. Молясь в церкви Сан-Акискиус, Мария встретила Флору.

Флора также была ребенком от смешанного брака. Ее мать, христианка из деревни Осианос к западу от Кордовы, вышла замуж за севильского мусульманина, который умер, в то время как Флора была еще очень молода. Лишенная отеческого влияния, девочка воспитывалась как христианка. Хорошо зная, что дети смешанных браков не имели другого выбора, кроме как быть мусульманами, мать и дочь старались скрывать христианство Флоры от ее старшего брата-мусульманина. В конечном счете, напряженность отношений вынудила ее бежать из дома в компании сочувствующей ей сестры (в своих письмах Эулогио называет ее Болдегасой). Но ее брат, очевидно влиятельная фигура в Кордове, начал оказывать давление на христианское сообщество, вынуждая Флору возвратиться. Когда ни угрозы, ни обещания не оказали действия на ее решение остаться христианкой, брат передал ее шариатскому суду. Несмотря на объяснения Флоры, что она была христианкой от рождения и, поэтому невинна в обвинениях отступничества, девушку приговорили к наказанию плетью и отправили под надзор брата. Однако едва ее раны зажили, как она сбежала снова, на сей раз, найдя убежище в христианской семье. В конечном счете, она решила вернуться и принять мученичество.

Хотя Флора и Мария пришли к кади и осудили ислам вместе, они были, фактически, «виновны» в двух различных преступлениях. Флора, как дочь мусульманина, была по шариату отступницей. В отличие от ее предшественников, она была в бегах до того, как предстала перед судьей. Судьбы богохульников были решены с того момента, как только они сделали свои заявления. Флоре же дали возможность спасти свою жизнь, отказавшись от христианства. Неизвестно, знал ли кади о смешанном происхождении Марии, но обеих девушек казнили по обвинению в богохульстве.

Кроме Флоры и Марии, еще два христианина погибли в Кордове между июлем 851 г. и июлем 852 г. Гусминдо прибыл из Толедо со своими родителями, которые определили  его в послушники при базилике Святого Януария. 13 января 852 г. Гусминдо явился в шариатский суд, заявил о своем неприятии ислама и был казнен.

В июле 852 г. еще пять христиан были замучены за веру: Аурелио, Сабигаса, Феликс, Лилиоса и Георгий. Отец Аурелио был мусульманином, женившимся на христианке. Очевидно, осиротевший в раннем возрасте, мальчик был воспитан отцовской тетей, которая пробудила его интерес к арабской литературе. Но Аурелио заинтересовался христианством и начал искать священника для своего обращения. Когда он достиг совершеннолетия, родственники подобрали для Аурелио, как они думали, подходящую пару, не зная, что девушка Сабигаса также являлась тайной христианкой. Ее родители были мусульманами, но овдовевшая мать вступила в повторный брак с тайным христианином, который обратил свою новую жену. Стала христианской и Сабигаса.

У Аурелио был родственник по имени Феликс, который по мусульманским законам совершил более тяжкое преступление. Христианин по рождению, он принял ислам, но, поняв, что совершил ошибку, вновь крестился. Это было отступничеством, поэтому юноша также исповедовал христианство тайно. Тайно Феликс и обвенчался с девушкой Лилиосой, тоже тайной христианкой.

Две пары скрывали свое христианство в течение нескольких лет, и, возможно, продолжали бы делать это и дальше, если бы Аурелио не стал свидетелем наказания плетью христианского торговца Иоанна, который неосторожно поклялся именем Мухаммеда. Пораженный несправедливостью наказания и силой духа Иоанна, Аурелио решил, что пришло время объявить о своем христианстве, несмотря на последствия. Вместе с Сабигасой они приняли план действий по подготовке к мученичеству. Супруги начали часто посещать кордовскую тюрьму, где они встретили не только Иоанна, но и епископа Эулогио. Сабигаса разговаривала с Флорой и Марией. Как сообщает Эулогио, она "часто посещала их темницу... и оставалась на ночь, как будто сама она была заключена, доверив им ее собственное намерение умереть". Затем супруги продали все свое имущество и провели последние дни в Табаносе, где они не только готовились к крестному пути, но и устроили судьбу своих детей. В это время в Табаносе появился монах из Палестины по имени Георгий.

Уроженец Вифлеема Георгий проживал в большом монастыре Святого Саввы к югу от Иерусалима. Монах знал в совершенстве греческий, латинский и арабский языки, вел аскетический образ жизни. Особое восхищение Эулогио вызвал факт, что Георгий никогда не мылся. Настоятель монастыря отправил его в Северную Африку для сбора пожертвований в монастырях. Там Георгий нашел церковь "угнетенной вторжением тиранов" и решил посетить Испанию. Снова монах был опечален увиденным. Оставив Кордову, Георгий отправился в Табанос, где аббатиса Елизавета, очевидно, расценив прибытие палестинского монаха как предзнаменование, отправила его к Сабигасе. Сабигаса и Аурелио также увидели в появлении Георгия знак свыше, и впредь монах и супруги решили вместе претерпеть за веру. Скоро Феликс и Лилиоса, продав все свое имущество, присоединились к ним.

Когда назначенный день наступил, Сабигаса и Лилиоса отправились в церковь с открытыми лицами (мусульманки в Кордове носили хиджаб) и были немедленно арестованы. Тем временем Аурелио, сделав последние приготовления относительно детей, ждал дома вместе с Феликсом ареста. Солдаты вскоре пришли за ними и отвели к судье. Сначала арабы не трогали Георгия. Но горячей речи монаха в защиту своих друзей и его нападок на ислам было достаточно, чтобы солдаты забрали его вместе с Аурелио и Феликсом.

Как и в случае с Флорой, разоблаченным отступникам предоставляли возможность обратиться в ислам. Эулогио приводит ответ Георгия кади: "Любой культ, который отрицает богословие Христа, не выражает сущность Святой Троицы, опровергает крещение, порочит христиан и умаляет духовенство, я считаю проклятым". После четырех дней заключения пленники твердо придерживались своих взглядов. Власти дали разрешение Георгию как чужеземцу уехать, но монах ответил новыми обвинениями против ислама. 27 июля 852 г. все пятеро были казнены.

В течение лета 852 г. еще шесть мосарабов были казнены. Монах Христофор, уроженец Кордовы, проживал в монастыре Святого Мартина в Рохане в горах севернее города. Под влиянием предыдущих казней, он явился в шариатский суд, заявил о своей поддержке взглядов мучеников и был немедленно заключен в тюрьму. Там он встретил Леовигильда, монаха из Гранады, который жил в монастыре Святого Юстаса, приблизительно в пятнадцати милях к северу от Кордовы. Он также осудил ислам и 19 августа был казнен вместе с Христофором.

За неделю до смерти Абдеррахмана II, состоялись еще четыре казни. Эмила и Иеремия, друзья детства, монахи монастыря Святого Киприана, обнародовали свое обвинение против ислама на арабском языке, что только умножило расстройство умирающего эмира. В довершение монах Рохелио из деревни около Гранады и сирийский паломник из монастыря Святого Духа в Дамаске вошли в мечеть в Кордове и, к ужасу мусульманских  прихожан, стали проповедовать Евангелие и отрицание ислама. Спасенные властями расправы толпой, эти двое мужественных христиан были приговорены к четвертованию за осквернение мечети.

Одним из первых решений нового эмира Мухаммеда I стало воздействие на христианскую верхушку Кордовы. Богатых горожан-христиан и церковных иерархов вызвали во дворец эмира и обязали повлиять на настроение единоверцев. Это собрание принесло свои пользу. Следующие девять месяцев прошли без инцидентов. Но летом 853 г. случаи мученичества возобновились.

Уроженец Гуадикса Фандила подобно некоторым своим предшественникам прибыл в Кордову для изучения богословия. Проживая в Табаносе при аббате Мартине, Фандила быстро продвинулся в иерархии. В это время и состоялось мученичество Фандилы. Он был казнен 13 июня 853 г.

На следующий день погибли еще три христианина. Это были священник Анастасий, монах Феликс, уроженец Алькала де Энарес и монахиня из Табаноса Дигна. Феликс, по происхождению мусульманин из Нумидии, попал в плен во время набега на Астурию и принял христианство. 15 июня казнили еще одного христианина по имени Бенилдо.

Двое из первых пяти христиан, казненных при новом эмире, были связаны с монастырем Табанос, что подвигло Мухаммеда I к решению разрушить обитель. Но наследство Табаноса пережило сам монастырь. Колумба, шестая христианка, казненная при Мухаммеде, была сестрой Елизаветы и Мартина, настоятелей Табаноса. Уклонившись от решения матери выдать ее замуж, Колумба ушла в монастырь. Когда мусульмане закрыли Табанос, она перебралась в базилику Святого Киприана, где готовилась к смерти мученицы. 17 сентября Колумба была обезглавлена.

Пример Колумбы в свою очередь побудил монахиню Помпосу искать мученичество. Ее родители основали монастырь Сан-Сальвадор в Аурикуле Мелларии, откуда вышел мученик Фандила. Теперь, три месяца спустя, Помпоса подготовилась последовать его примеру. Несмотря на усилия удерживающих ее монахинь, она бежала в Кордову, где  погибла 19 сентября 853 г.

После смерти Помпосы случаи смерти за веру стали реже. Абандо, священник из Ананеллоса в Сьерра-Морене, погиб десять месяцев спустя (11 июля 854 г.) в результате "обмана язычников" (Эулогио). Возможно, подобно Перфекту, он невольно оскорбил пророка Мухаммеда. Еще десять месяцев прошли до следующей казни. Священник Аматор, который приехал в Кордову из деревни недалеко от Хаена, присоединился к монаху Петру из монастыря в Аурикуле Мелларии и Людовику, брату дьякона Поласа, который стал одним из самых первых мучеников летом 851 г. Все трое были казнены как богохульники в последний день апреля 855 г. В том же году состоялась казнь Витесинда, который принял ислам, а потом снова обратился в христанство (он был родом из Кабры в тридцати милях к юго-востоку от Кордовы).

17 апреля 856 г. казнили священника из Западной Испании Хелиаса и монахов Поло и Исидора. Два месяца спустя, Аргимир, дворянин из Кабры, который служил цензором у Мухаммеда I, был обвинен в оскорблении пророка. Эмир дал ему редкий шанс спасти жизнь, приняв ислам, но Аргимир отказался и повесился в ночь перед казнью 28 июня 856 г.

Три недели спустя была казнена монахиня Орея при весьма уникальных обстоятельствах. Ее отец был мусульманином из Севильи, но в течение больше чем тридцати лет она жила со своей матерью Артемией как монахиня в женском монастыре в Хуткларе втайне от своих мусульманских родственников. В течение этого времени она видела как ее двоих братьев Иоанна и Адульфа казнили за отступничество в 820-х, как приняли мученичество Петр, Валабонсас и Мария в начале 850-х. Когда кто-то из ее мусульманских родственников приехал из Севильи и признал ее, Ореа была доставлена в шариатский суд для религиозного исправления. За взятку женщине удалось освободиться, но вскоре она снова была обнаружена родственниками, заключена в тюрьму и казнена.

Последними двумя мучениками, смерть которых была зарегистрирована Эулогио, были Родерик и Соломон. Родерик, священник из Кабры, был братом ренегата. Однажды, брат схватил его на улице за руку и стал созывать прохожих, утверждая, что Родерик решил принять ислам. Священнику удалось вырваться, и он решил покинуть Кабру, справедливо опасаясь за свою безопасность. Он нашел убежище в горах севернее Кордовы, но однажды столкнулся там со своим мусульманским братом. Представ перед местным кади по обвинению в отступничестве, Родерик пытался оправдаться на том основании, что никогда не был мусульманином. Но судья предложил ему стандартный выбор шариатского суда: принять ислам или умереть. В тюрьме Родерик встретил Соломона, христианина из Египта, который, как Феликс и Витесинд, принял ислам, а затем повторно крестился. После трех попыток одуматься оба были казнены 13 марта 857 г.

Здесь мартиролог Эулогио прерывается. Все же мы знаем, что казни не прекратились после смертей Родерика и Соломона в 857 г. Альваро Пауло сообщает нам, что два года спустя власти арестовали девушку Леокритию за отступничество. Леокрития была ребенком от смешанного брака, и стала посещать свою родственницу-христианку по имени Литиоса. Сначала никто не подозревал, что частые посещения Леокритией дома Литиосы были чем-то большим, чем простыми родственными визитами. Даже после того, как ее родители обнаружили правду и пробовали отговорить ее, Леокрития отказалась подчиниться. Как и Флора, Леокрития тайно начала исповедовать христианство. Используя посыльных, она искала совет у Эулогио и его сестры Анало, которая, как Литиоса, также была "девственницей, посвященной Богу". Оба советовали ей покинуть дом. Под видом посещения свадьбы Леокрития ушла из дома и поспешила к Эулогио и Анало. Родители Леокритии оказали давление на христианскую общину с требованием выдать девушку. Но их усилиям по поиску препятствовал Эулогио, который следил, чтобы девушка никогда не оставалась ни в одном потайном месте слишком долго. Эулогио продолжал встречаться с Леокритией, чтобы наставлять ее в вопросах веры. Но после одной из этих встреч, Эулогио и Леокрития были арестованы и заключены в тюрьму. 11 марта 859 г. Эулогио был обезглавлен. Три дня спустя Леокрития встретила ту же судьбу.

В течение следующего года, были казнены еще два христианина. Посланник короля франков Карла Лысого, отправленный в Кордову, чтобы перевести в Париж мощи святых мучеников Аурелио и Георгия после возвращения засвидетельствовал казнь за веру двух сестер (возможно, это были дочери Аурелио).

Хотя не осталось никаких свидетельств мученичества в конце девятого столетия, разнообразие источников, даже арабских, подтверждает такие случаи в первой половине десятого века. Так есть запись о том, как в последние годы правления эмира Абдаллы (888-912), христианская женщина по имени Дабба предстала перед кордовским кади, утверждая, что Иисус был истинным Богом и, что Мухаммед лгал своим последователям.  Спустя несколько лет после ее казни, кади Аслама ибн Абд ал-Азиз (913-920) столкнулся с требованием одного христианина казнить его. Биограф судьи написал, что «невежество христианина принудило его к такому самоубийственному решению». Надпись на мраморной плите, обнаруженной в шестнадцатом веке в Кордове, позволяет нам идентифицировать еще одну мученицу, Евгению, которая погибла 26 марта 923 г., но обстоятельства ее смерти неизвестны.

Пелайо и Архентия были казнены в 925 и 931 гг. соответственно. Пелайо было десять лет, когда его отец, галисийский феодал, отправил сына в Кордову заложником вместо дяди мальчика епископа Эрмохио, захваченного в плен в сражении в Вальдехункера в 920 г.. Пелайо пробыл в плену три с половиной года, затем его вызвал к себе эмир, предлагая ему жизнь во дворце в роскоши в обмен на его обращение в ислам и удовлетворение сексуальных прихотей кордовского властелина. Юноша отказался, был подвергнут пыткам и зверски убит (четвертован) 26 июня 925 г.

Казнь Пелайо

Архентия, дочь известного андалусского мятежника Умара ибн Хафсуна, приняла христианство и находилась в монастыре около Кордовы. Там она встретила француза Вальфера, который, согласно анонимной хронике, прибыл в Кордову из Лангедока в ответ на видение, в котором он принимает мученическую смерть за веру. Власти заключили его в тюрьму после того, как он публично проповедовал Евангелие, и позже арестовали Архентию, когда она при посещении тюрьмы была опознана как дочь Умара ибн Хафсуна. После отказа принять ислам, Архентия и Вальфер были казнены 13 мая 931 г.

Нет никакой причины полагать, что мученичества прекратились в 931 г. Однако после Эулогио не нашлось никого, кто бы продолжил мартиролог, или же он не дошел до наших дней.

                                                                                                      На главную страницу

Хостинг от uCoz