Падение вестготского королевства (711-717)

 

 

 

 

Остановимся подробно на трагедии вестготского королевства. Многие события того времени остались загадками.

Во-первых, неясна дата смерти Витицы. Логическое развитие предлагает следующую последовательность фактов: в 708 году Витица объявил преемником своего сына Агилу, который не был принят частью знати. Мы знаем, что Витица умер в 710 году, но, возможно, это случилось между 708 и 710. Причина смерти также не является ясной, так как согласно некоторым данным король умер естественной смертью, в то время как согласно другим он был убит феодалами, после чего его сын Агила бежал в Тарраконию, где он имел много сторонников. Тарракония, Нарбонна и, возможно, Галисия (где Витица был герцогом), соединились под властью Агилы. Андалусия (Бетика) и Лузитания поддержали мятежников,  которые доминировали кроме этого в Толедо, и вскоре подчинили себе Карфагению. Мятежники объявили королем Родериха, герцога Андалусии (Бетики). Клир отказал Родериху в поддержке, но не смог предотвратить занятие им трона.  Узурпатор собрал армию, чтобы бороться с Агилой, и в конце 710, или, вероятнее весной 711 он завоевал долину Эбро, подчинил Сарагосу и  осадил Памплону. Видимо, в середине этого года он осаждал Памплону, которая по одним данным находилась в руках басков, воспользовавшихся смутой прошлых месяцев, а по другим – была оплотом витизианцев. Возможно, что Родерих действовал подобно Вамбе, ликвидируя очередной мятеж с запада на восток, и взятие Памплоны означало бы ликвидацию основного бастиона вероятных союзников Агилы. Гражданская война воспрепятствовала Агиле отправить необходимое подкрепление графу Сеуты Олбану (Дону Хулиану), который был враждебен Родериху и лоялен арабам Ифрикии. Несомненно, что именно Олбан выступил посредником соглашения между Агилой и Тариком бен Зиядом, военным командиром прилегающей к Сеуте зоне. Условия соглашения, скорее всего были просты: золото королевской казны Толедо в обмен на военную помощь арабов. В истории вестготов подобное соглашение уже заключалось между Сисенандом и франками.  Тарик принял предложение Олбана и гарантировал ему сохранение власти над Сеутой. Безусловно, Тарик не мог самостоятельно принять решение об экспедиции в Испанию. Известно, что арабский губернатор Магриба, Муса ибн Нусияр обсуждал этот вопрос с халифом аль-Валидом, который возразил ему: "Остерегайся рисковать мусульманами через опасности моря неистовых бурь". Несмотря на ответ халифа, Муса не устоял перед искушением завладеть вестготской казной. В июле 710 года небольшой отряд берберов пересек пролив. Здесь не обошлось без помощи Олбана, так как в то время у арабов не было флота в районе Западного Магриба. Без разрешения графа Сеуты ни одна лодка не смогла бы переправиться из Африки в Европу. В конце 710 года Тарик сообщил Мусе о том, что пролив можно пересечь свободно, и получил приказ готовить в Танжере новую экспедицию. Весной 711 года Тарик высадился на скале, которая в настоящее время называется Гибралтаром, и недалеко от этого места основал крепость Альхесирас. Через несколько дней об этом узнал осаждающий Памплону Родерих, который не был должен сомневаться в цели арабской экспедиции. Чтобы откреститься от обвинения в призыве к вторжению неверных на землю вестготов, Агила предложил перемирие для совместного похода против арабов. Обе армии стремительно двинулись к Бетике, где соединились с войсками из других провинций. Но сам Агила остался на Севере. Витизианцы Бетики не выразили никакой враждебности против арабов, но также и не отказали в поддержке Родериху. Тем временем, Тарик оказался  прижатым к морю и без ясной поддержки витизианцев. Родерих созвал армию сопротивления в Кордове, граф которой был одним из его главных сторонников. Возможно, перед двусмысленностью обещаний Тарика, и без новостей от Олбана или Агилы, витизианцы Бетики присоединились к королевской армии. Тарик располагал семью тысячами воинов, но вскоре Муса прислал ему в помощь еще пять тысяч берберов. Сражение между обеими армиями состоялось между 19 и 26 июля у реки Гвадалетты в урочище Ханда. Первые стычки начались 19 июля, и столкновения, с некоторыми перемириями, длились до 26 июля. Известно, что Оппа и Сисиберт, братья Витицы, возглавляли фланги вестготской армии и предали Родериха. Готы были разбиты. Судьба Родериха неизвестна. Скорее всего, он утонул. Есть сведения, что король бежал в Лузитанию, где позже умер. Его сторонники оставили Бетику,  Карфагению, Толедо и бежали в Лузитанию и Галисию. Часть феодалов-родригианцев прибыла в Толедо, где известие о гибели короля и поражении вестготского войска вызвали замешательство и деморализацию в рядах родригианцев; к власти в столице пришли сторонники Агилы, которых особенно много было среди духовенства.  Из столицы скрылся также архиепископ Толедо, Синдеред, который поддерживал Родериха. Вскоре он объявился в Риме, и горестно сообщил римскому папе Константину о падении христианства на Пиренеях. В Толедо высшее духовенство и витицианская знать объявили королем Агилу (хотя сына Витицы не было в столице), а в Мериде феодалы-родригианцы (вероятно, уведомленные о смерти Родериха) провозгласили нового короля, имя которого неизвестно. Он стал лидером готского сопротивления в Лузитании и погиб в сражении против Мусы, арабского правителя Ифрикии, в конце 713 года.

              

 Родерих и Тарик (Реконструкция).                           Муса. Рукопись XIV века. Национальная библиотека, Мадрид.

Сразу после сражения у Гвадалетты витизианцы вошли в контакт с арабами, прямо или через Олбана. Несомненно, Агила ждал, что арабы возвратятся в Африку в обмен на материальную компенсацию. Тарик  вошел в Толедо, которым управлял брат Витизы Оппа. Арабский командир уверенно завладел всей готской королевской казной. Обстоятельства занятия Толедо арабами неизвестны. Скорее всего, витизианцы сами открыли ворота Тарику, хотя некоторые источники утверждают, что это сделали евреи. Захватив казну, арабский командир оказался в затруднении: что делать дальше? Витизианцы предлагали Тарику «честный дележ» сокровищ. Самостоятельно уходить из Толедо в Ифрикию тоже было небезопасно, на Юге оставались крепости, контролируемые родригианцами. Тарик решил остаться в столице и попросил подкрепление у своего господина Мусы.  Внутри города его силы были более могущественными, чем у витизианцев, которые не решались идти с ним на конфликт, по крайней мере, до тех пор пока положение Агилы не станет прочным. К тому же мусульман активно поддержали рабы и евреи, видевшие в арабах освободителей.

Муса принял эмиссара своего вольноотпущенника летом 711 года. В сообщении говорилось о сложившейся благоприятной военной ситуации, и о захвате королевской вестготской казны.  Много говорится о гневной реакции Мусы на весть о триумфе Тарика. Предполагается, что правитель Ифрикии, охваченный завистью, поспешил с войском на Пиренейский полуостров. Но ведь Муса сам отправил Тарика в Испанию и целью экспедиции, в конечном счете, была именно вестготская казна. И уже во вторую очередь – помощь сыновьям Витицы. Так что Тарик в полной мере выполнил все указания своего господина. С ответным письмом Муса приказывает Тарику укрепиться в Толедо и ждать его, Мусу, вместе с отрядами поддержки. Отправив в Дамаск гонца, наместник начинает готовиться к походу в Испанию. В мае 712 года, сформированная за несколько месяцев магрибинская армия в составе восемнадцати тысяч человек была готова пересечь Пролив. В отличие от первых участников экспедиции, христианских берберов, сейчас на Полуостров шли преданные мусульмане. Кажется вероятным, что Муза ставил целью экспедиции соединение с отрядом Тарика для безопасного вывоза сокровищ в Кайруан. К июню 712 года, когда Муса переправился через Пролив, от халифа аль-Валида по-прежнему не было указаний, как поступить с Испанией. Цель экспедиции требовала от Мусы овладение зоной Пролива, района Кордовы, и пути до Толедо, с созданием опорных гарнизонов в Севилье и Мериде, откуда могла происходить опасность. События развивались благоприятнее, чем Муса мог ожидать. Города Медина-Сидония, Кармона и Севилья открыли ворота без сопротивления, вероятно, потому что сторонники Родериха бежали и население было безразлично к происходящей борьбе двух группировок. Вклад евреев в сдачу этих городов, как и других, не является несомненным, хотя еврейский элемент, преследуемый готами в течение многих лет, с первых лет выражал мусульманам поддержку. Сторонники Родериха, имя лидера которых не сохранилось (вероятно, его провозгласили королем), сконцентрировались в Мериде. Муса осадила город, который оказал сильное сопротивление арабам.

Около одного года понадобилось Мусе, чтобы взять Мериду. Это произошло 30 июня 713 года. Тарик посвятил этот год подчинению родригианцев Западной Тарраконии, которые сконцентрировались в Амайе и Асторге. Тарик взял эти два города, защитники которых бежали в Галисию. Тем временем Агила, остававшийся в Тарраконии или Нарбонии,  должен был договариваться с арабами по вопросу его коронования в Толедо, но этого не происходило. Несомненно,  взгляды  арабов и витицианцев по этому поводу не были едины. Олбан и витицианская знать просили помощи у арабов против Родериха без прямого участия Агилы. Требования Тарика, которые, вероятно, включали овладение королевской казной в любом случае не могли быть принятыми Агилой. Без казны он не имел бы реального влияния в стране. А Тарик без присутствия Мусы не решался ни на какие переговоры. Вероятно, что в 712 году  Агила, вместе с братьями и обширной свитой, побывал в Толедо, откуда Тарик должен был отправить его к Мусе под Мериду, который не хотел принимать на себя никакую политическую ответственность, и конечно же предпочитал исламское господство в Римской Испании восстановлению королевства вестготов; Муса отправил еще одного гонца в Дамаск, призывая халифа принять последнее решение. После взятия Мериды Муса двинулся к Толедо. Тарик отправил навстречу ему отряд, который объединился с армией Мусы в Талавере, и вместе они вошли в Толедо. Существует легенда, по которой при встрече с Тариком Муса вытянул его плетью, якобы за непослушание и после бросил в тюрьму.  Очевидно, что это просто легенда, скорее всего составленная врагами Мусы и попавшая доносом к халифу. В течение этого года Тарик пользовался полным доверием Мусы и участвовал в покорении Испании. Именно в это время Муса понял, что практически не существует препятствий к полному покорению Испании. Блеск королевской казны потускнел перед перспективой положить к ногам халифа целое королевство и стать его наместником. Во время осады Мериды Муса заключал соглашения с покоренными городами, гарантируя населению сохранение личной свободы, имущества и свободы религии в обмен на признание суверенитета халифа. Готских магнатов, которые подписали договора, вынуждали быть контролерами этого решения и платить годовой налог на каждого своего христианского подданного. Часть королевских земель, которая была очень обширной, подлежала разделу между участниками экспедиции, исключая пятую часть, которая осталась для халифа. Муса не внес никаких изменений в налогообложение; налоги остались в той же форме, но теперь поступали не в королевскую казну, а к арабскому предводителю. Пятую часть Муса отправлял халифу. Было ликвидировано антиеврейское законодательство.

К концу 713 года  мусульмане властвовали над Андалусией (Бетикой), частью Лузитании, частью Карфагении и частью Тарраконии. Родригианцы контролировали оставшуюся часть Лузитании и Галисию; витицианцы были сильны в Тарраконии, Карфагении и Нарбонии. Зимой 713 года  Муса отправил очередного эмиссара в Дамаск, уверенно советуя удержать господство в Испании. Халиф соглашается и приказывает Мусе вернуть Агиле и его братьям имущество, конфискованное у них Родерихом (говорится о трех тысячах имений). В послании Агила называется графом. О короне, вероятно, речь уже не шла. Возможно, халиф допускал существование вассального арабам графства в Римской Испании под управлением Агилы. Весной 714 года Муса, не получивший еще ответа из Дамаска, приняла решение выдвинуться к Сарагосе, граф которой был сторонником Родериха. Окруженные со всех сторон врагами (на востоке – витицианцы, на западе и юге – мусульмане, на севере – баски) готские феодалы не обладали решимостью к сопротивлению и сдали город Мусе.  По пути к Сарагосе Муса и Тарик  заняли Осилис (потом Мединасель), жители которого оказали арабам сопротивление. Муса обосновался в Сарагосе и принимал готских магнатов, выражавших свое повиновение. Среди них был и известный витицианец граф Касиус, будущий основатель клана Бану Каси. Граф Памплоны не предпринимал решительных действий и выжидал.

И, действительно, ситуация вскоре изменилась: летом 714 года в Римской Испании отрекся от трона Агила, и феодалы-витицианцы Тарраконии и Нарбонии нового короля, при неизвестных обстоятельствах. Его звали Ардо. Очевидно, что не все вестготы-витицианцы покорно согласились с арабским завоеванием. Ардо выражал  позицию недовольных пассивностью Агилы. Новый король обосновался в Нарбонне. Территория, контролируемая им, совпадала с «государством» мятежного графа Павла, существовавшего пятьюдесятью годами ранее. В это время в Сарагосу прибыли эмиссары халифа. Они передали Мусе решение халифа об Агиле, которое ставило под контроль мусульман Римскую Испанию. Также халиф требовал прибытия Мусы в Дамаск для отчета о дележе военной добычи. Очевидно, возымел действие донос на Мусу, отправленный недоброжелателями. Муса в это время готовился к походу в Галисию, чтобы ликвидировать последние очаги родригианского сопротивления. Поход в Тарраконию требовал большего напряжения сил, поэтому арабский предводитель решил сначала покорить северо-запад. Путь его лежал через через Нумансию, Оксаму и Клунию вдоль Эбро. Первое столкновение с местным населением произошло у Сегуи. Горожане отказались впустить арабов, и город был взят штурмом. По какой-то причине с Сегуей был подписан договор о неприкосновенности свободы, имущества и веры. Примечательно, что с этого момента мусульмане соприкоснулись с гордыми и воинственными басками. Муса счел благоразумным на примере Сегуи, где баски составляли половину населения, склонить к повиновению других жителей Басконии. Мусульмане двинулись дальше вдоль Эбро, подчинили Калагуррис и Варею, обойдя стороной Памплону, граф которой предположительно был сторонником Ардо. Далее мусульмане вошли в Тритиум и, таким образом, далеко проникли в земли свободных басков. Ибн Хабиб представляет их как «обнаженное стадо, вроде животных». Ибн Идари: "... Муса завоевал страну Басконию (Бахкано) и проник достаточно далеко и встретил народ сходный с животными ". Вероятно, племена басков подчинились, и видя бедность страны, Муса быстро двинулся дальше, не оставив ни одного гарнизона. Очевидно, подушная подать никогда не взималась с этой территории, так как даже сборщики налогов мусульманского правительства не посещали ее из-за крайней бедности тамошних обитателей.

На юге от Эбро подчинение было полным. Там преобладала тенденция подчинения халифату, и в течение 714 года многие готские феодалы заключили договора с мусульманами. Муса переместился с земель басков в Кантабрию, куда Тарик годом ранее уже осуществил набег и не встретил серьезного сопротивления. Часть местных магнатов подчинилась мусульманам, другая, во главе с герцогом Кантабрии Педро, отцом будущего короля Астурии Альфонсо I, бежала в горы. Муса продолжил движение в Галисию, где был должен находиться готский король, преемник Родериха, имя которого не известно. Кажется, что силы родригианцев сошли на нет вслед за последующими сражениями и поражениями, и, что многие феодалы подчинились мусульманам. Последний очаг родригианцев был подавлен.

В сентябре 714 года Муса ибн Нусияр и Тарик бен Зияд отправились на юг полуострова с вестготской казной, затем переправились в Танжер и через Кайруан пустились в путь до Дамаска. Управление Испанией было доверено Абд аль-Азизу, сыну Мусы бен Нусияра, который заключил со многими готскими феодалами договоры о подчинении, прежде всего в Лузитании, Андалусии (Бетике) и Карфагении. До нас дошел текст соглашения с графом Теодомиром (вероятно граф Карфагении), которому была предоставлена юрисдикция на пространной территории (приблизительно нынешнии провинции Мурсия и Аликанте). В 715 году Абд аль-Азиз бен Муса взял в жены Эгилону, вдову Родериха. Тогда же граф Памплоны подписал соглашение с мусульманами. В марте 716 года Абд аль-Азиз был убит в мечети Севильи, скорее всего по приказу халифа Сулеймана. Сам Муса по прибытии в Дамаск был подвергнут опале, его лишили имущества и только смерть халифа аль-Валида в начале 715 года спасла Мусу от казни. Новый халиф освободил Мусу, но имущества не вернул и приказал устранить его сына. Примечательно, что вместе с Мусой и Тариком в Дамаск путешествовали Агила с братьями Олмундом и Ардабастом, а таже граф Касиус. Неизвестно, когда и с каким халифом встречались готы. Это произошло в конце 714 -начале 715 годов. Взамен отречения Агила, которого ибн Кутайба называет Ромулом, Олмунд и Ардабаст получили обширное имущество (по тысяче имений) и часть королевских земель, экспроприированных Родерихом. Касиус получил статус личного вассала халифа. Вернувшись в 715 году в Испанию, Олмунд обосновался в Западной Андалусии (Бетике), где он обладал «тысячью имений», и местом проживания избрал Севилью; Ардабаст получил свою тысячу деревень в восточной Андалусии (Бетике), постоянно жил в Кордове; Агила оставил себе имения в Карфагении (также около тысячи) и находился в Толедо.

К началу 716 года мусульманам к югу от Пиренеев не подчинились только земли к северо-востоку от Сарагосы, где готские патриоты объединились вокруг Ардо. Именно туда и готовил экспедицию Абд аль-Азиз, но был убит. Новым эмиром Андалусии (так арабы стали называть завоеванную страну) стал аль-Хурр, уроженец Магриба. Он решил подчинить халифату Тарраконию и Нарбонию или Септиманию, которая также признала Ардо королем (в вестготском королевстве провинция называлась Нарбонская Галлия, франки называли ее Готская Галлия или просто Готия). Возможно, в том же 716 или в начале 717 года арабам сдались многие города в предгорьях Пиреней (Собрарбе, Рибагорса, Палларс, Сердания, Ургелл и др.). Феодалы западной Тарраконии подчинились самое позднее весной 717 года. Сопротивление во главе с Ардо и епископом Просперо оказал город Таррако. Историк аль-Маггари говорит, что Таррако был полностью разрушен. Ардо со своими сподвижниками ушел за Пиренеи. Просперо со своими приближенными священниками (Юстином, Прокопом, Панталейном и Хорге) отплыл в Рим. Тысячи последователей Ардо, или просто противников мусульманского господства, бежали в Септиманию, Аквитанию и к франкам. Примечательно, что в королевстве франков беженцев называли испанцами. Сопротивление готов в Испании было закончено.

718 год  эмир Андалусии аль-Хурр провел, сражаясь в Пиренейских горах. Тарракония была подчинена, но сторонники Ардо укрепились на горных перевалах и постоянно тревожили арабские отряды засадами. Аль-Маггари говорит "... дорога в Нарбон лежит через горы, и перевалы укреплены... ". Аль-Хурр так и не смог пересечь Пиренеи. В это же время случилось событие, не замеченное современниками, но имевшее большие последствия в будущем. В горах Кантабрии состоялось собрание готских феодалов, бежавших от арабов и местной племенной знатью, которые провозгласили своим вождем вестгота Пелайо.

Совет в королевском дворце вестготов в Толедо.

                                                                                                      На главную страницу

 

Хостинг от uCoz